Бартер не нужен, когда есть юань.

Бартер не нужен, когда есть юань.

Смогут ли санкции США против Тегерана ударить по поставкам иранской нефти в Китай.

В последнее время в СМИ появились сообщения о том, что американские санкции против Тегерана, введенные в прошлом году и направленные против иранской ядерной программы, серьезно осложнили денежные расчеты Ирана с Китаем, который является крупнейшим покупателем иранской нефти. Газета The Financial Times сообщила о том, что КНР и Иран готовятся перейти к использованию бартерных расчетов за поставляемую в КНР иранскую нефть из-за невозможности производить оплату в американской валюте, и как следствие, китайской задолженности за импорт иранской нефти, достигшей $20 млрд.

В прочем, китайские источники не подтверждают факт наличия многомиллиардных долгов за поставленную нефть. Факт наличия огромного китайского долга за нефть опровергнут и Ираном.

Согласно сообщению Reuters, в первой половине текущего года поставки иранской нефти в КНР выросли на 50% к аналогичному периоду прошлого года и составили 540 000 баррелей в день. Доллар уже давно вообще не используется в китайско-иранских расчетах за нефть — стороны давно перешли на евро.

Но даже в случае возникновения непреодолимых сложностей для расчетов в евро у КНР и Ирана будут возможности для использования других валют, в частности китайского юаня. Иранцы готовы согласиться на осуществление в юанях 20% всех платежей за поставленную нефть, китайцы в принципе согласны с такой точкой зрения.

Иран является критически важным источником нефти для КНР. Именно сейчас Китай ни при каких условиях не может допустить даже небольших перебоев или ухудшения условий поставок импортной нефти. Причин этому две: резкий рост инфляции в КНР и тяжелое финансовое положение нефтеперерабатывающих предприятий.

Инфляция в КНР в июне достигла трехлетнего максимума 6,3%. Основными ее факторами являются подорожание жилья и продовольствия. Но чтобы не допустить дальнейшего роста инфляции, правительство КНР на протяжении длительного времени волевым решением сдерживает повышение цен на социально важные автомобильный бензин и дизельное топливо. На фоне роста мировых цен на нефть это привело к серьезному ухудшению положения китайских нефтепереработчиков.

Нефтеперерабатывающая промышленность продемонстрировала в первом полугодии 2011 года наихудшую динамику финансовых показателей по сравнению с другими отраслями промышленности. Прибыль предприятий отраслевой группы, в которую входят нефтепереработка, производство угольного кокса и ядерного топлива снизилась на 66% к аналогичному периоду 2010 года. В основном это связано именно с ухудшением положения китайских НПЗ.

Китай располагает золотовалютными резервами в размере $3,2 трлн, у него есть необходимые ресурсы и побудительные мотивы для выстраивания специальных механизмов расчетов с Ираном, если такая потребность возникнет. Но возможно, что дальнейшее ужесточение финансовых санкций со стороны ЕС и США попросту приведет к форсированию процесса превращения юаня в одну из мировых резервных валют. В этом случае Китай и Иран заключат соглашение о валютном свопе, подобное другим аналогичным соглашениям между КНР и зарубежными государствами.

КНР уже имеет целую систему соглашений о валютных свопах с Аргентиной, Белоруссией, Индонезией, Малайзией, Южной Кореей, Гонконгом, Исландией и Сингапуром на сумму более $120 млрд. На фоне уже имеющихся соглашений, подобное соглашение с Ираном будет, возможно, особо крупным, но не уникальным.

Весьма сомнительно, чтобы какие-либо односторонние западные санкции против Ирана могли подорвать китайско-иранскую торговлю. Более того, китайский фактор снижает эффективность таких санкций и в части воздействия на иранскую экономику в целом. Китай — крупнейший покупатель иранской нефти, в прошлом году он опередил Евросоюз и стал главным торговым партнером Ирана. По китайским оценкам, в 2011 году китайско-иранский товарооборот превысит $40 млрд.

Иран в состоянии получать из КНР большинство технологий, необходимых для модернизации собственной экономики и инфраструктуры, например строительства железных дорог, электростанций и новых линий метро. КНР ранее показала, что ради укрепления отношений с Западом может поддержать ограниченные санкции в отношении Ирана, но явно не пойдет на шаги, которые нарушат импорт иранской нефти и этим нанесут удар по китайской экономике. В этих условиях невоенных рычагов влияния на Иран у США и их союзников остается все меньше.