«ВЕДОМОСТИ» О B2B.RU

Основатели компании B2B воспользовались растущей популярностью бартера и создали в рунете обменную площадку с собственной валютой. Подсмотрев модель бизнеса у американцев, они решили быть посредниками в многоходовых сделках. Компания работает менее полугода, а ее месячный оборот достиг 10 млн руб.

В декабре 2008 г. Илья Волков, работавший управляющим директором факторинговой компании «Еврокоммерц», вместе с предпринимателями Михаилом Сафиным и Гарри Будковым создали компанию «B2B реестр». «У Михаила своя телемаркетинговая компания — мы познакомились, когда я занимался продвижением факторинга», — рассказал Волков, гендиректор B2B. Гарри долгое время работал в США и был одним из зачинателей телемаркетинга в России. Идея бизнеса на бартерных сделках появилась осенью, когда обнаружились первые симптомы дефицита денег.

Вместо депрессии

Площадка B2B.ru заработала в апреле. К тому моменту Волков уволился из «Еврокоммерц». Инвестиции в проект составили около $500 000 из личных сбережений предпринимателей. Их потратили в основном на покупку и адаптацию специального софта, позволяющего обслуживать сделки в режиме онлайн. Доменное имя B2B.ru было занято, пришлось его выкупать у киберсквотеров, на что ушли «немалые деньги», замечает Волков.

«Ничего нового мы не изобрели», — признают предприниматели. Всего лишь адаптировали американский опыт — так называемый открытый бартер, появившийся в США после экономического кризиса 1969-1970 гг. «Для выгодного обмена необходимо, чтобы два товара встретились, и B2B позволяет это сделать», — считает Евгений Судьбин, заместитель гендиректора туристического агентства «Асент трэвел», ставшего участником площадки. Там туры и авиабилеты легко превращаются в рекламные услуги или расходные материалы для офисной техники.

Вместо денег

Для простоты расчетов придумали денежную единицу — B2B-money (равна 1 руб.), хотя в договорах, которые участники заключают друг с другом и с посредником, фигурируют суммы в рублях. Система отличается тем, что допускает овердрафт — можно сначала получить продукт, а расплатиться позже, уточняет Судьбин. Владельцы B2B получают 6% с каждой сделки. Каждый участник проекта платит членские взносы — 18 000 руб. в год. Бартерная площадка зарабатывает только на сложных сделках. Если клиент находит участника, с которым может обменяться напрямую, платить за посреднические услуги не надо.

«Отдел продаж» нового проекта сложился на базе телемаркетинговой компании «Т-директ», которой владеет Михаил Сафин. Именно в его колл-центре и начал работать офис B2B — менеджеры и брокеры, плетущие и контролирующие бартерные сети. Решили занять активную позицию — сами стали приглашать производителей востребованных товаров и услуг. У потенциального клиента спрашивают, что бы он хотел получить по бартеру, и под него ищут контрагента. К началу лета в проект вовлекли уже около 260 компаний.

Журнал «Финанс», который издает ИД «Актион-медиа», стал членом площадки месяц назад. И уже провел первые сделки: рекламная кампания журнала, стартовавшая на прошлой неделе, полностью оплачена с помощью B2B-money (изготовление и размещение 53 рекламных конструкций), рассказал Игорь Мальцев, издатель «Финанс». В обмен издание предоставит собственные рекламные площади. По словам Мальцева, эта схема новая и оценить все ее выгоды пока сложно. Но в условиях урезанного маркетингового бюджета и падения продаж рекламы в журнале это хороший способ провести полноценную кампанию.

Даже если продукт продается, но живых денег не хватает, открытый бартер выгоден, считает Илья Столетний, гендиректор компании «Модел артс», производителя бутилированной воды «Бриллиант». Его компания уже провела сделки по обмену воды (на сумму 50 000 B2B-money) на транспортные и полиграфические услуги. Компанию также заинтересовала еще одна опция бартерной площадки, которая предлагает выдавать часть зарплаты сотрудникам в виде B2B-money. Поскольку среди участников проекта есть турфирмы, можно обменять воду на туры и использовать их как бонусы для персонала, добавляет Столетний.

Вместо кризиса

За последний год открылось сразу несколько новых проектов: предприниматель Герман Стерлигов создал Антикризисный расчетно-товарный центр, бизнесмены из Ростова-на-Дону — компанию «Росбартер», питерцы — закрытый клуб «Бартер тайм».
«Места хватит всем», — уверен Анатолий Абаджан, гендиректор «Росбартера». Клиенты B2B — представители малого и среднего бизнеса, и поначалу планировалось, что средняя цена сделки будет 15 000-30 000 руб. Сейчас этот показатель вырос до 100 000 руб., говорит Волков. В месяц проходит около 100 сделок. «Росбартер» специализируется на более крупных сделках — 3-5 млн руб., но их и совершается меньше. Основные клиенты «Росбартера» — промышленные компании, обменивающие станки, металл, лес, тракторы и проч. К примеру, недавно прошла сделка со станками и металлопрокатом на сумму 30 млн руб., рассказал Абаджан.

В США бартерная торговля развивается бурно, но самые интересные компании возникают в Европе и Азии и B2B из их числа, полагает Рон Уитни, исполнительный директор Международной ассоциации бартерной торговли (IRTA). «Недоступность банковских кредитов сделала бартерные сделки привлекательными, а B2B к тому же предлагает современные технологии и вполне может на этом хорошо заработать», — считает Сергей Гуриев, ректор Российской экономической школы. Однако вряд ли бартер распространится до уровня 90-х гг. «Финансовая система даже в кризис работает лучше, чем тогда: вскоре кредитование восстановится и бартер отомрет», — резюмирует Гуриев.

Но Волков надеется, что компания проживет дольше кризиса. Сейчас в системе B2B участвует более 400 юридических лиц, к декабрю создатели площадки планируют увеличить их число до 3000. Система сама начала себя продавать: к примеру, один клиент предложил арендодателю расплатиться за аренду офиса с помощью B2B-money, и тот согласился, став участником площадки. «Если компания сумеет в сжатые сроки набрать много участников, система станет весьма эффективной», — убежден Судьбин.

http://www.vedomosti.ru/newspaper/article.shtml?2009/07/06/203525